К Барьеру!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

     3 декабря в Беларуси, как и во всём мире, отметят День инвалида. В нашей стране таких людей – почти полмиллиона!

     И хотя по закону «О социальной защите инвалидов Республики Беларусь» инвалиды «обладают всей полнотой политических, социально-экономических и личных прав и свобод, закреплённых в Конституции и иных актах законодательства, имеют неотъемлемое право на уважение их человеческого достоинства. А дискриминация инвалидов запрещается и преследуется по закону…», на деле всё это не совсем так. Как часто мы видим людей с ограниченными возможностями – на улице, в театре, в городском транспорте, университетской аудитории? Редко, почти никогда. В большинстве случаев наша среда обитания враждебна к таким людям. Что бы ни декларировали чиновники.

     В мире звуков Сергей живёт с шести лет. Все представления об окружающем мире сводятся к детским воспоминаниям, когда он ещё видел – на 2-3%. За почти 20 лет темноты вокруг, наверное, многое изменилось. Город стал другим. Но легче от этого или, наоборот, сложнее слепому человеку? А их только в Минске около 6 тысяч.

     Каждая ступенька, дверь, бордюр, практически незаметные здоровому человеку, для этих людей – барьеры. Что тогда говорить о трамвайных путях или дороге с оживлённым движением? Прямая опасность. И что делать, если на незнакомом перекрёстке незрячий вдруг оказался один?

    Сергей Ждан, инвалид по зрению: «Я бы сориентировался по тому человеку, который шёл впереди меня – я бы пошёл за ним. Но теперь в принципе тоже слышно: уже машины поехали – я бы не пошёл».

     Но на риск попасть под ту же машину Сергей идёт ежедневно. Он – один из немногих инвалидов по зрению, преодолевающих немалое расстояние до работы, которая по душе. Сознательно отказался от жизни в городском анклаве – когда незрячие люди селятся вокруг предприятия, на котором изо дня в день выполняют по сути одну и ту же монотонную работу и ходят на неё по привычным маршрутам. Свой путь следования Сергей проложил сам, и главное на нём – сесть в нужный трамвай.

     Городской транспорт за последнее время стал одним из немногих общественных мест, где слабовидящий либо вовсе незрячий человек может почувствовать себя в безопасности.

     Банальный громкоговоритель вообще мог бы серьёзно облегчить жизнь инвалида по зрению. Но для сравнения: в Минске 27 озвученных светофоров, в полесской Берёзе светофоров всего 7 и все озвучены, ну, а в Барановичах и вовсе больше 100 с голосовым сопровождением.

     В Белорусском товариществе инвалидов по зрению не удивлены – это их данные. Уверены: мгновенно всего не переделаешь. В СССР ведь инвалидов не было. 70 лет кристально здоровой статистики не могли не найти отражения на наших улицах. Городские архитекторы разучились проектировать и строить не по-типовому. То есть не всегда слеп тот, кто не зряч.

    Олег Шепель, председатель центрального правления Белорусского товарищества инвалидов по зрению: «Взять, к примеру, метрополитен. Это единственная организация, которая вплотную с нами занимается. Потому что мы знаем, как это делать, как это делать дешевле и где брать пример. Вот те новые три станции, которые открылись, они полностью соответствуют европейскому уровню безбарьерной среды, и, как показывает практика, это не удорожило проект. Что класть обычную плитку, что рифлёную – оно одинаково по цене; что жёлтую, что серую – это тоже практически одинаково».

    Одинаково ровное или одинаково равное отношение должно быть к человеку с ограниченными возможностями? Ведь на произвол судьбы его бросают часто невольно. Сергей и сам не до конца представляет, что нужно сделать в городе, чтобы ему стало легче.

    Сергей Ждан, инвалид по зрению: «Огромная проблема – я даже сам не знаю, как её решить – ходить в огромные магазины, супермаркеты, где принцип самообслуживания. Либо ты идёшь с кем-то из своих, либо… другого варианта я не знаю».

     Как работает самообслуживание, когда покупатель не в состоянии сам себя обслужить, представить нетрудно. Хотя справедливости ради, в небольшом районном магазине Сергею были готовы помочь. Просто таких людей здесь видят, мягко говоря, редко.

     А пока Сергей снова берёт в руки белую трость. Не какой-то гаджет, именно она – проверенный способ преодолевать городские барьеры. И он, кстати, всерьёз обижается, когда трость называют как-то по-другому.

     Но хватает и примеров, когда выйти из дому не то чтобы опасно, практически невозможно. Елена – специалист по работе с клиентами Центра бытовых услуг. Только вот сама в быту не слишком устроена. 6 лет назад получила социальную квартиру. То есть люди, выделявшие её, знали, что жить в этом подъезде будет человек на коляске. Но по узким коридорам к выходу добраться непросто.

    Елена Бернович, инвалид-колясочник: «В этом варианте только электроподъёмник. Вариант обычного пандуса не подходит – очень узкий проход и крутые ступеньки. С территориального центра каждый год приходят, составляют акт о том, что подъёмника нет, попасть без посторонней помощи я не могу – и на этом всё. Обещают в 2013 году, но чтобы я была в этом уверена… Никаких гарантий».

    Силы вести бумажную войну за подъёмник Елена черпает в спорте. По-другому высоту ступенек просто не взяла бы. Но сколько ещё в Минске домов, где на каждом шагу барьеры? Такой статистики нет. Есть другая – сколько домов ежегодно должны становиться пригодными для проживания в них инвалидов-колясочников. В этом – 97. В следующем – ещё 83. И это при 27 тысячах минчан на колясках! Но всё предусмотрено Программой по созданию безбарьерной среды, она действует уже 6 лет, и каждую пятилетку на неё выделяют около 12 миллиардов рублей. По строительным меркам – деньги совсем не большие.

Диана Демидова, заместитель начальника отдела по работе с ветеранами, инвалидами и пожилыми людьми Комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома: «Впервые в позапрошлом году выделены целевые деньги на создание безбарьерной среды по месту жительства инвалида. Городом. У себя район может создавать и создаёт за счёт средств текущего содержания, капитального ремонта – это делается. Но в целом это предусмотрено именно городской программой. Рассматривается каждый отдельный случай».

    Но вот поликлиника, кинотеатр, гостиница, магазин – каждый действительно отдельный случай. Творить безбарьерную среду должны за свой счёт. Для городских властей они – исполнители. Их просто вносят в программу и дают срок – сделать что-либо до конца года. Практика отчётов показывает: на следующий год переносят единицы. Сплошь сдачи в срок. Только вот качество выполненных работ при сдаче проверить зачастую некому. Тех же инвалидов-колясочников, скажем, на тестирование объекта не приглашают.

А ведь, скорее всего, если бы пригласили, многие бы сильно удивились. Как, например, управляющие одной из крупных гостиниц в самом центре Минска.

     Инвалиды-колясочники, которые хотят передвигаться по городу наравне с другими, без рулетки из дому ни ногой. Замер показывает: высота такого пандуса около 60 сантиметров. Значит, длина должна быть не меньше 6 метров! Соотношение 1 к 10. И это не чья-то придумка.

Евгений Шевко, председатель Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников: «Все нормы давно существуют. На протяжении 22 лет. С 1991 года, когда государство сказало, что безбарьерная среда должна быть и что огромное количество инвалидов, которые сидят дома, должны быть включены в общественную жизнь».

     Строительная норма нормой общепризнанной, похоже, так и не стала. Заселиться в эту гостиницу колясочники бы не смогли. К слову, как раз сейчас подыскивают номер, чтобы принять депутата Бундестага.

В Германии привыкли видеть в инвалидных колясках ярких политиков. Депутат Илья Зайферт в немецком парламенте защищает права инвалидов. Он всерьёз относится к своим обязанностям, как и бывший министр МВД Вольфганг Шобле… Рассказывая о личной жизни в многочисленных интервью, они неустанно повторяют: «Мне не нужна жалость, я хочу, чтобы оценивали не меня, а результат моего труда».

     В США инвалидов называют людьми с ограниченными возможностями, но с неограниченными правами. Наиболее известным инвалидом этой страны, вероятно, может считаться Франклин Рузвельт, который болел полиомиелитом и из-за этого передвигался в коляске, что не помешало ему стать одним из величайших президентов США. Ныне в Вашингтоне установлен мемориал Рузвельту, который одновременно является памятником всем инвалидам Америки, всем желающим приносить обществу пользу.

     По данным Бюро Переписи Населения, в США работают 26% человек с серьёзными формами инвалидности. При этом исследование показало, что 92% инвалидов, работающих в компаниях, показывают более высокие результаты труда, чем обычные сотрудники.

Сисилия Муньос, директор совета Белого дома по вопросам внутренней политики: «В прошлом году только на государственную службу были наняты 18.738 человек с инвалидностью. Таким образом, обещание президента о том, что мы обеспечим работой тысячи человек, правительство выполняет».

Неукоснительно закон требует, чтобы в общественных знаниях, транспорте, ресторанах, парковках – в общем, всех местах общественного пользования, инвалиды не имели никаких неудобств. Что же касается стоимости безбарьерной среды – одна из крупнейших компаний розничной торговли проанализировала, во сколько ей обошлись 436 нововведений, сделанных в интересах инвалидов за 15 лет. Как выяснилось, 69% нововведений не стоили ни копейки, 28% стоили менее чем 1 тысячу долларов и только 3% обошлись более чем в 1 тысячу долларов. Для компании с миллиардными оборотами это сущие копейки. А прописную истину, что инвалиду должно быть везде удобно, американцы, наверное, впитывают с молоком матери. У инвалида – все преимущества, иначе и быть не может.

Ронни Раймонд, адвокат, инвалид детства: «Я часто езжу на встречи на Wall Street. Всегда пользуюсь услугами автосервиса для инвалидов. Это очень удобно, хотя при нынешних пробках передвижение не очень хорошее. Приходится выезжать за час. Потом ждать ещё, но всё равно это гораздо лучше, чем обычный автобус и даже такси».

     А вот в Минске для колясочника из Бундестага даже гостиницы, отвечающей всем требованиям постояльца, пока не нашлось. Либо нет условий, либо номер для инвалида по стоимости приравнен к «люксу».

     Но если бы речь шла о единичном случае. Подземный переход, по меркам людей на своих двоих, в двух шагах. Каждую лестницу должен дублировать пандус. Вроде бы всё верно. Но проверить его на пригодность невозможно. Мешает бордюр! Казус и в том, что помечен он жёлтым цветом. То есть что хорошо слабовидящему, колясочнику – смерть. И даже поручень в обхвате никак не положенные 4 сантиметра.

Сергей Дроздовский, координатор Офиса по правам людей с инвалидностью: «Мы не знаем ни одного доступного места. Ни одного места, которое бы соответствовало нормам белорусского законодательства. А именно это критерий доступности. Чьё-то мнение субъективное здесь не играет роли. На самом деле, ведь даже мелочь – бордюр – при всём другом приспособлении делает весь объект недоступным».

     Упираться в городские барьеры уже стало их работой. Чтобы показать, донести… Свой путь держат к Министерству по труду, занятости и социальной защите. Местами даже нарушая ПДД. По-другому дорогу просто ни переехать-перейти.

Вот и думай, как к чиновникам подступиться. И даже припаркованное в неположенном месте авто – преграда на их пути. Самое удивительное, что на коляске штурмом берёт барьеры разработчик первых строительных норм. Владимир Петрович уже долгие годы никак не поймёт: зачем он их создавал, если при сдаче «безбарьерного» объекта согласования с ним не нужно? Зато если сделать среду безбарьерной у строителей очевидно не получается – по закону как раз к нему первым делом и идут. Но и в этот раз диалог не состоялся.

Владимир Потапенко, председатель Центрального правления Белорусского общества инвалидов: «Мы практически завалены письмами строительных и проектных организаций, которые требуют согласования тех объектов, где даже полностью отсутствуют требования по обеспечению безбарьерного строительства. Это, конечно, под всякими предлогами: что у них не будут работать, не будут находиться инвалиды…»

     Похоже, когда встать на ноги невозможно – главное, не опустить руки. И некоторым в нашей стране удаётся смастерить самостоятельно всё, чтобы максимально облегчить быт. В мире без звуков, как, к примеру, встать ровно в полвосьмого, если будильник бессмысленно звонит? Как в принципе впустить кого-то в свой мир, если звонок домофона невозможно услышать? Труженик тыла Великой Отечественной своё жилище переоборудовал сам. Лампочка в 200 Ватт для него как сигнальная ракета. Про подобное и говорят «самопал».

Чтобы поставить эксклюзивное оборудование на широкие рельсы, 87-летний Владимир Алексеевич завёл факс. Общается. Но услышат ли его? Уже ведь не раз объясняли: производить спецсредства для глухих нашим предприятиям невыгодно. Ведь модель телефона с усилителем, световой домофон и аналогичный будильник сначала нужно разработать, только затем собрать. А объёмы производства в 4 тысячи для неслышащих минчан для завода слишком малы.

     Как мала и вероятность глухому человеку установить контакт с тем, с кем общение жизненно необходимо. Возраст делает ветерана вечным пациентом. И записаться на приём к врачу – это только полбеды.

Владимир Чистяков, инвалид по слуху (с переводчиком): «Я прошу переводчика в назначенное время пойти со мной в поликлинику. Переводчик говорит: Извините, у меня всё расписано. Сегодня иду с тем-то и тем-то в другое учреждение. Получается, что когда мне надо к доктору – переводчика нет. Ладно, но мне-то к доктору надо. Прихожу. Показываю: тут и тут болит. Так на что жалуетесь? – поступает вопрос. Я принять информацию не могу. Мне нужен переводчик. Что мне делать в такой ситуации?»

Владимир Алексеевич признаёт: язык жестов сложный. Вот если бы те же врачи выучили хотя бы азбуку…

     Но в Обществе глухих хотят большего. Того, что положено по закону «О жестовом языке». Объясняют: он принят в 2008 году, по нему сурдопереводчик должен быть при каждой организации. Сурдопереводчики – а значит, и глухие штатные работники – появились на крупных заводах. Таких, как Тракторный, «Атлант», МАЗ… А на практике первый шаг на пути к безбарьерному общению сделало только Министерство внутренних дел. Для курсантов Академии МВД ввели спецкурс жестового языка. Как со всеми остальными объясняться на пальцах – пока не ясно.

Михаил Кузьменков, начальник организационно-массового отдела Белорусского общества глухих: «Одному инвалиду по слуху стало плохо. Он набрал номер со своего мобильного телефона – послал сообщение сыну. Сын срочно позвонил в скорую помощь, и человека оперативно спасли».

Почему же глухой не трубил тревогу напрямую в «скорую»? – риторический вопрос. Да, в Беларуси есть система экстренного вызова – срочных SMS. Но это не единая служба с одним номером на все случаи жизни. У каждой – милиции ли, «скорой», МЧС – свои номера. Причём разные для областных городов. Всего по стране 49 телефонов! И даже зная их, можно опоздать. Экспресс-SMS должно состоять из фамилии, имени, отчества, года рождения, адреса, да ещё и объяснения, что именно происходит с глухим. О какой оперативности может идти речь?

В следующем году в Минске создадут карту доступности – отметят зоны, здания безбарьерной среды. Вот и встаёт вопрос: что на неё наносить? Если даже сами минчане не до конца уверены, что эта самая безбарьерная среда существует. Накануне Независимый институт социально-экономических исследований подвёл итоги национального опроса по проблемам инвалидности. Так вот, степени обеспеченности безбарьерной среды большинство белорусов дало оценку «плохо» либо «совсем плохо».

В Минске 112 тысяч инвалидов. Это не только те, кто лишён слуха, зрения или возможности передвигаться на своих ногах. Это все физически и даже психически ослабленные люди. По сути, каждый двадцатый минчанин. Примерно такая же ситуация по всей стране. И ведь число людей с инвалидностью не уменьшается. Добавьте к ним пожилых людей, молодых мам с колясками – то есть город без барьеров нужен самым разным группам населения. Но часто ли мы видим тех же инвалидов на улице? Среди нас? Отнюдь. И возможно, выходить из дому они не решаются не только из-за технического несовершенства города, но и «особого» отношения окружающих?

Сергей Ждан, инвалид по зрению: «На большинство просьб есть помощь. Но даже иногда люди излишне реагируют на нас. Допустим, с уступлением мест в транспорте, когда ты едешь одну остановку».

Владимир Потапенко, председатель Центрального правления Белорусского общества инвалидов: «Я, переселяясь из одной квартиры в другую, прежде всего, связываюсь с ЖЭСом, чтобы как-то обеспечить свои условия проживания, но не в первую очередь с поликлиникой, где я буду стоять на учёте и лечиться. Это, может быть, немножко нонсенс, но это так и есть».

Светлана Ганеева, заместитель председателя Центрального правления Белорусского общества глухих: «Задают вопрос, но, естественно, мы его не слышим. Очередь начинает возмущаться. Тебе толчок – что стоишь? Будешь покупать билет? У нас же написано, что мы инвалиды по слуху. Более внимательным, может быть, надо быть кассиру, поднять голову, прошептать, ведь люди могут быть разные».

 Источник: ont.by

 

 

RSSTwitterRSS на Email

Мы ВКонтакте

Мы на Facebook

hydra2live.com

ссылка на hydra tor

hydra2live.com

Гидра ссылка

гидра ссылка

hydra4all.com

Блог Спинальника

О Травме

Позвоночника и

Спинного Мозга

Подробнее

Интересное в Мире

Интересная и Любопытная

Информация в Нашем Мире

И Вокруг Нас

Подробнее

О Великих

О Жизни Великих

Знаменитых Людей

Их Биография

Подробнее